20 лет в инвалидном кресле. “Ни разу мы не видели, чтобы Таня слезинку проронила. Всю жизнь - с книгой, всю жизнь в цветах”

20 лет в инвалидном кресле. “Ни разу мы не видели, чтобы Таня слезинку проронила. Всю жизнь - с книгой, всю жизнь в цветах”
Сестра Татьяны, Мария Александровна - в гостях у общества инвалидов. Фото: Алла Брославская

Татьяны Александровны Самодуровой не стало 1 июля, она ушла на 83-м году жизни, последние 20 лет женщина провела в инвалидном кресле. Но ни разу она не жаловалась на судьбу. Наоборот, помогала близким и просто знакомым людям принимать удары, которые жизнь порой всем нам преподносит, стойко и с благодарностью - ведь все, что происходит с нами, делает нас чуточку сильнее. О том, каким человеком была Татьяна Александровна, рассказала ее родная младшая сестра Мария. 

Она всех нас вытянула в Североуральск
В семье, где росли Татьяна и Маша, было девять детей. Жили в деревне в Гаринском районе. Двое старших братьев ушли на войну. Татьяна, она с 39-го года, осталась за старшую. 
 - Мы с братом Ваней были двойники, младшие, - говорит Мария Александровна, - кушали на стульчиках у окна, за столом места уже не хватало. До девяти лет Таня с нами водилась, а в 9 - в школу пошла. Говорила, вы с Ваней в зыбке валетиком, а я под зыбкой лежу, вас качаю. Ночью на пол с собой спать брала.
Первой из дома уехала Татьяна, не дожидаясь, пока 18 лет исполнится - иначе из колхоза не выпустят. 
Доучилась уже в Североуральске, устроилась работать лаборантом в вагранскую лабораторию, потом воспитателем в садик, где сейчас гостиница “Кумба”. Потом была маляром-штукатуром, после - бригадиром у них. После техникума до самой пенсии трудилась нормировщиком в РСЦ.
 - Она и в институт поступала, но не окончила, муж ее был против, чтобы она уезжала из дома, - вспоминает сестра, - он ее даже к книгам ревновал, она постоянно читала. Абсолютно все - художественную литературу, газеты, журналы. Книгу из рук не выпускала. Знала, наверное, наизусть всю школьную литературу. И за всех нас сочинения писала. Чем мне медвежью услугу оказала - в школе-то у меня всегда за сочинения, ею написанные, пятерки были. А при поступлении двойку получила, потому что сама написать не смогла. По всем предметам - математике и прочим, отлично было, а сочинять - это не мое. 

Братья с войны инвалидами вернулись
Два старших брата Тани и Маши ушли на фронт в начале войны. Один был ранен в Ленинграде - в легкое и ногу. Второй в Польше подорвался - семья получила похоронку, где были указаны дата и место его гибели.
 - Мы его уже оплакали, - рассказывает Мария Александровна, - и вдруг письмо от него приходит, больше месяца спустя. Пишет - лежал в госпитале, без ноги, жить не хотел. Думал умру, попросил соседа написать, что меня больше нет. Рассказывал потом, что когда его оперировали, вместо наркоза дали стакан водки. А они и пить-то до войны не пили никогда. Вместо водки - просто палку в зубы, и терпел. Привезли его домой на костылях. А второго брата в козлячьих вагонах - в Свердловск, а потом в Новосибирск.

Писем с фронта, как говорит Мария Александровна, не осталось. Почему-то не сохранили в семье ни одного военного треугольника.

Никогда не жаловалась, не плакала
 - Зарплата и в те времена была маленькая, - продолжает свой рассказ Мария Александровна, - поэтому после основной работы Таня вечерами еще полы мыла в Центр-наладке. А когда наладка закрылась, сестра купила дачу.
Однажды, вспоминает Мария, Татьяна заболела, вечером поднялась высокая температура, утром - давление. Пошла обследоваться в больницу, обнаружили у нее пятна на желчном пузыре, прооперировали, удалили. Но через неделю все повторилась снова, женщину направили в онкологию.
Позже выяснилось, что у Татьяны Александровны был сахарный диабет.
 - Ровно год она пролежала в больнице, дочка ее тропинку от дома к ней протоптала, сколько ходила, - рассказывает Мария, - инсулин тогда жалели, не назначали людям, сколько тогда диабетиков поумирало... Ноги Тане частично отнимали, когда совсем нечего резать стало, гангрена пошла - назначили инсулин. 
Двадцать лет Татьяна Александровна провела в инвалидном кресле. Но, как говорит родная сестра, никто из родных ни разу не видел, чтобы она хоть слезинку проронила. 
 - Она только с одной из подруг делилась, а от нас все скрывала, не хотела расстраивать, - говорит Мария.
Помимо любви к книгам (отец всех детей еще задолго до школы читать научил), у Татьяны Александровны была сильная тяга к цветам. Выращивала их и на огороде и на балконе, жила женщина в доме №22 на улице Ленина. Всякие цветы любила, но больше всех - петунии. 
Каждый год участвовала Татьяна Самодурова в городском конкурсе цветов, и всегда занимала призовые места - первое или второе. Несмотря на инвалидность, абсолютно всю работу по дому делала сама. 
Воспоминания о себе оставила только самые лучшие - всегда на позитиве, никогда не унывающая и поддерживающая добрым словом и делом близких. 
 - Она всех нас из деревни сюда вытянула, на ноги встать помогла, - с благодарностью вспоминает сестра. - Помню, как-то после больницы она купила и подарила мне книгу, сказала, очень хорошая, обязательно прочитай. “Угрюм-река” называется. 

Копировать ссылку
Поделиться в соцсетях:
Комментарии
Комментарии для сайта Cackle
Популярные новости
Вход

Через соцсети (рекомендуем для новых покупателей):

Спасибо за обращение   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

Спасибо за подписку   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

subscription
Подпишитесь на дайджест «Выбор редакции»
Главные события — утром и вечером
Предложить новость
Нажимая на кнопку «Отправить», я соглашаюсь
с политикой обработки персональных данных