85-летняя жительница Черемухово рассказывает о своем героическом отце и его боевом пути в Великой Отечественной войне

О своем отце - Вячеславе Ивановиче Сивякове рассказывает жительница поселка Черемухово бывший учитель Жанна Вячеславовна Новикова.
75 лет минуло с той священной Великой войны. Мой папа оставил дневниковые записи, в которых отразил весь свой фронтовой путь. Он был награжден медалями “За оборону Сталинграда”,”За оборону Праги”, “За победу над Германией”, орденом Великой Отечественной войны 2 степени.
8 июля 1941 года папа получил повестку и отправился в военкомат города Шарья, а затем на фронт. Оставил дома жену с четырьмя детьми. Я была старшей дочерью, мне не было и шести лет, а младшей моей сестренке было всего четыре месяца. Вечером из Шарьи папа вместе с остальными новобранцами уехал в Горький, там находились военные лагеря и артиллерийское училище. Их разбили по ротам и отделениям и отправили в эти лагеря. По тревоге погрузились в вагоны и уехали в Москву на Курский вокзал, оттуда - до станции Балабино в военный лагерь. Неделю занимались как пехотинцы, затем солдат начали вызывать по одному и задавать вопросы. Отбирали в гвардейские минометные части. Папе задали вопрос, есть ли у него семья. Он ответил, что дома - четверо детей. Последовал следующий вопрос: а как ты воевать собираешься? Но папа прямо сказал, что защита Отечества - его святой долг. Человек из ЦК спросил, а согласен ли он служить в гвардейских войсках, и папа ответил “Есть служить!”
На следующий день всех отобранных одели в новое обмундирование и отправили в Балабино. Днем позже в лагере появилась автомашина, укрытая брезентом. Оказалось, что это новая защитная установка. Потом появилась группа офицеров-преподавателей, среди которых был академик Воронов, новый командир первого минометного полка. Через пару недель таких машин с установками пришло 20 штук.
Папе выдали разведывательный аппарат, набор лакмусовых пакетов. Все это было засекречено. А 30 августа 1941 года они выехали на фронт под Брянск своим ходом. Установки с Катюшами (это были именно они) везли на машинах ЗиС. В штабе указали место, откуда нужно делать залпы по врагу. И только они успели отъехать на несколько километров, как их начали бомбить с самолетов. Бомбили часов шесть, но спасли брянские леса.
Немцы упорно наступали, появились немецкие танки, пехота, и все наши машины были уничтожены. До станции Белые Берега, где находились установки, было примерно 50-60 км, взвод управления разведки появился там только на второй день к вечеру. С тех пор папа не боялся самолетов, сказав себе, что будет жить! Через десять дней они снова давали залпы из “Катюш”, стреляли сразу 12 орудий. Стоял страшный грохот!
Отстрелявшись, уехали с места километров на 30, но тут снова налетела немецкая авиация, бомбили и скидывали листовки: “Если вы не прекратите стрелять из этих сумасшедших пушек, мы применим газы!”. Тогда Катюши стали перемещаться так, чтобы показать немцам, что их тут много. Но немецкие силы превосходили наши, бойцы попали в окружение. Полк сумел вырваться из окружения, ушел болотами к городу Белев, взорвав все оставшиеся установки, чтобы они не достались врагам. Полк встретил комендант города Белев, солдат накормили, переправили через реку Оку. Со станции Белев-Сортировочный отряд отправился в Тулу на переформирование.
Командир полка Воронов позвонил в Москву. В полку уже были потери - 20 человек убитыми и ранеными. Через час отряд уже ехал в Москву. Бойцов встретили, отправили в школу №412 на Ворошиловском шоссе для формирования отдельного гвардейского дивизиона №6. Папу назначили старшим формирования. К концу октября 1941 года они были снова готовы вступить в бой. Их направили в город Тихвин. Утром 7 ноября, после того как отряд разгрузили в Тихвине, он занял огневые позиции и сразу сделал залпы. В это время на Тихвин совершила налет немецкая авиация.
“Мы делаем залпы и сбиваем немецкий самолет! - писал папа в своем дневнике. - Вот было радости-то! Но силы были неравны, и к вечеру наши войска оставили Тихвин. Советские установки кружили вокруг города, давая залпы с разных сторон: то с севера, то с запада, то с востока. 12 декабря 1941 года наши войска перешли в наступление и выгнали немцев из Тихвина, погнали дальше, за реку Волхов. Там немец закрепился, а нашим нужно было подогнать тылы.
В то же самое время командующий Второй ударной армией генерал Власов предал армию и сдался врагам сам. И дивизия “Катюш” оказалась во власовском мешке. Командир дивизиона Иванов дал приказ: ночью с отключенными фарами вырваться из мешка!
- Мы вырвались, но командир погиб, - писал папа, - вместо него командиром стал преподаватель артиллерийской академии старший лейтенант Дибров.
Отряд папы простоял в обороне на реке Волхов до мая 1942 года. В этом же месяце на основе двух дивизионов 69 и 44 был создан 21 минометный полк, командиром которого назначили Диброва. Затем полк перебросили под станцию Котлубань, так как на подступах к Сталинграду шли жестокие бои. За время этих боев папа получил звание старшего лейтенанта с окладом 1090 рублей, послал жене аттестат на 600 рублей, и наказал, чтобы она хорошо кормила детей. Из дневника папы: “За время сражения за Сталинград наш дивизион израсходовал много снарядов, но Сталинград был освобожден. Так я получил свою первую медаль “За оборону Сталинграда”. А затем наш полк двинулся дальше - освобождать города Таганрог и Шахты.
Затем - освобождение левобережной Украины. Полк встал на отдых в деревне Агафоновка. 22 февраля 1943 года папе дали задание: доставить срочное сведение в штаб армии, который находился в городе Батайске. Погода была плохая - мокрый снег, в балках вода, на дороге грязь. Из дневника: “На мое счастье шофер был отличным парнем, в работе - ас, и 23 февраля донесение было доставлено”.
Папа доложил командиру полка о выполнении приказа и получил в благодарность 200 граммов праздничной солдатской водки. Обратный путь из штаба армии был удачным. Советские части двинулись на освобождение Крыма. Переправились через Сиваш, освободили Джанкой, Симферополь, Бахчисарай, подошли к Сапун-горе. Здесь враг немного задержал наступление наших. А наши войска накапливали военную силу. Всю крымскую операцию папа выполнял работу офицера связи. Исколесил весь Крым, возил донесения в штаб артиллерии и минометных войск.
“После передышки выбили противника с Сапун-горы, освободили Севастополь, прижали противника к морю” - из дневниковых записей папы.
Его полк потопил две баржи и пароход с техникой и солдатами врага. Остатки немецких войск (52 тысячи немецких солдат и офицеров) сдались в плен.
Крым освобожден! Надо перебираться на другое направление. И полк отправился на первый Украинский фронт, в город Тернополь. Здесь полк отдыхал целый месяц - ремонтировали технику, а вечерами пели песни. Затем опять в наступление. Освобождали Львов, миновали границу, двинулись на город Женеув, затем на Содомир. Здесь и встретили свой праздник - День артиллерии и минометных войск.
Из дневника папы: “На содомирском направлении наш полк двигался быстро, мы шли по пятам отступающих немцев, продвигались по 150-180 километров, делали остановки, подтягивали тылы и двигались к польскому городу Кельце”.
Здесь папа стал командиром расчета “Катюш”. Две недели с комбатом Кленовым они занимались артиллерийской подготовкой. Было объявлено соревнование на лучший расчет полка. Итоги подводил командир полка Мациевский. И первое место занял расчет моего папы. Когда выполняли команду “к бою!”, расчет выполнил ее так быстро, что никто даже не успел засечь время. Но время все-таки поставили на глазок - 53 секунды. И никто больше не смог повторить этот результат.
Далее дивизион прошел всю Польшу, приблизился к немецкой реке Одер. Сходу форсировали ее, продвинулись к Нейси. Это недалеко от промышленного текстильного центра Кобус. Здесь скопились немецкие войска, но наши “Катюши” не могли по ним стрелять, потому что расстояние до немцев было очень близкое - около двух километров. Тогда папа предложил командиру врыть передние колеса “Катюши” на 30 сантиметров вглубь земли. Капитан Юрий Кленов разрешил это сделать. Тогда папа вместе с сержантом Степановым переползли через шоссе, выкопали ямки и опустили передние колеса “Катюши” в эти ямки. Затем вернулись к установке и выстрелили. Подожгли шесть танков, уложили много противников. Их обоих наградили орденами Отечественной войны 2 степени. Вручали их в местечке Нейси.
А дальше - двинулись к Берлину. Солдатская почта толковала о победе наших войск уже 2 мая 1945 года, но официально еще нигде и ничего не было сказано. 3 мая полк дал залп по одному из предместий Берлина. А 6 мая, по просьбе чехословацких бойцов сопротивления, еще залп. Но с берлинского направления полк вместе с Третьей танковой армией послали на помощь Праге.
Из дневника: “Что там творилось! Невозможно было двигаться по улицам Праги. Народ просто окружил наши машины, все были рады свободе. А пленных немцев было трудно вести по улицам - чехи бросались на них, давили их голыми руками, приходилось вести пленных под усиленной охраной”.
Так закончилась война… Это было уже 10 мая 1945 года. А в конце мая папин полк перебросили в Австрию в местечко Зеленау, неподалеку от Вены. Папа получил долгожданный отпуск и наконец поехал домой. Какие трудности были в дороге, это не важно, главное - домой!
Папа приехал рано утром. Мы все еще спали. Я проснулась и вижу: в спальню зашел военный, бужу маму и шепчу: “Мама, там какой-то дядя”, а она мне: “Это наш папа…” И тут сразу все проснулись!
В отпуске папа был всего 10 дней. Потом снова уехал, а пока добирался до своего полка, вышел указ о демобилизации военных его года рождения (1915). А еще пока он был в дороге и в отпуске, его полку присвоили наименование “Симферопольский” и полк получил награды - “Орден Красного Знамени”, “Орден Кутузова”, “Орден Суворова”. А полное название полка теперь звучало так: “21 гвардейский орденов Красного Знамени, Кутузова и Суворова Симферопольский минометный полк”.
Это случилось уже в октябре 1945 года. А 25 ноября папа был уже дома. Так закончилась для него Великая Отечественная война.
Общий трудовой стаж папы - 44 года, он жил, работал и воевал ради своих детей, внуков и правнуков. Умер папа в 1985 году.
Не молчат души павших сегодня, и кричат с ними все журавли….
75 лет минуло с той народной священной войны.
Марш Победы звучит над столицей, и проносится голубь земной.
Проплывают незримо все лица, что ушли с той войны на покой.
Во время войны мы, дети, часто бегали в клуб смотреть киножурнал “Новости дня”. Как-то раз показали, как стреляют “Катюши”. Да...Это был ураган орудийного огня.
И вот уже в мирное время, работая завучем в черемуховской школе №13, я попала в командировку в поселок Компрессорного завода в Екатеринбурге. Шли мы целой группой учителей на новогодний праздник в школу. На площади я увидела огромную пушку, это и была “Катюша”. Оказывается, их делали в Свердловске! В памяти возникли кадры киножурналов.
А сейчас я решила, что папины записи о его боевом пути должны быть опубликованы.
Иллюстрация в анонсе: Страница в соцсети "Одноклассники" дочери Жанны Новиковой - Светланы Чебаревой
Поделиться в соцсетях:
Читайте также
<!-- Revive Adserver Asynchronous JS Tag (click tracking for: Revive Adserver) - Generated with Revive Adserver v4.1.4 -->
<ins data-revive-zoneid="28" data-revive-target="_blank" data-revive-ct0="{clickurl_enc}" data-revive-id="c0ddefbcfdef3d8799b8ed1e273c087f"></ins>
<script async src="//adv.rifei.info/www/delivery/asyncjs.php"></script>
Комментарии
Комментарии для сайта Cackle
Популярные новости
Вход

Через соцсети (рекомендуем для новых покупателей):

Спасибо за обращение   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

Спасибо за подписку   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

subscription
Подпишитесь на дайджест «Выбор редакции»
Главные события — утром и вечером
Предложить новость
Нажимая на кнопку «Отправить», я соглашаюсь
с политикой обработки персональных данных