Пятилетний мальчик попадет на первую в жизни реабилитацию только с нашей помощью

1030
2
Пятилетний мальчик попадет на первую в жизни реабилитацию только с нашей помощью
Мирону уже пять лет, но полноценной реабилитации мальчик не проходил еще никогда. Хотя по хорошему такие курсы нужны хотя бы два раза в год. Фото: Зоя Чижова
Самое сложное для Зои было - признать, что с Мироном, старшим из ее мальчишек-близнецов, что-то не так. Она привыкла к тому, что Мира - “сложный”: когда он родился, крупнее и крепче брата, не мог дышать самостоятельно и месяц провел в реанимации. До года постоянными спутниками Мирона были кислородные баллончики: “У него было такое - мог заснуть и забыть, что дышать надо, - говорит мама. - Периодически выдавал апноэ”. Но при этом эмоциональное и интеллектуальное развитие мальчика шло семимильными шагами: он раньше научился кушать ложкой, первым начал произносить простые слова…
Когда мальчикам исполнился год и четыре месяца, в семье случилось страшное - скоропостижно умер отец Мирона и Платона, известный в Краснотурьинске шахматист и ветеран боевых действий в Владимир Платунов. Мирон, стопроцентно папин сын, отреагировал на утрату острее и, предполагает Зоя, именно это потрясение могло запустить процесс - у мальчика начались проявления аутистического расстройства: через месяц, в год и пять, стала пропадать речь, к двум годам навыки - кушать ложкой, например - ушли.
Мирон на руках своего папы Владимира Платунова. Мальчики слишком рано потеряли отца. Возможно, это потрясение "запустило" развитие аутизма у младшего из двойняшек. Фото: Зоя Чижова
“Мира спрятался в свою скорлупу, и я не сразу поняла, что с ним происходит, - рассказывает Зоя. - Я решила, что это - реакция на потерю. В день смерти отца Мирон сделал первые два шага и потом как отрезало…”
Зоя стала вдовой в марте 2014-го, через пару месяцев мальчишкам дали путевки в ясли - начались медицинские комиссии, но Мирона Зоя намеренно не отдавала в детсад, “успокаивая” себя тем, что он - слабенький с рождения, что можно еще подождать. Но когда мальчикам исполнилось два года, мама двойняшек поняла - это не просто особенности развития.
В сентябре 2014 года в Екатеринбурге, где Мирон обследовался у невролога и неонатолога, прозвучали диагнозы “задержка психоречевого развития” и “аутистические черты”.
- Все, что я знала тогда об аутистах, - говорит Зоя, - это что-то из серии “люди, неприспособленные к жизни”. Я думала, что аутисты гениальны в чем-то одном - кто-то рисует, кто-то что-то мастерит руками, но больше ничего не умеют делать. Это, конечно, ошибочное мнение, но оно весьма распространено.
Чем Мирон отличался от других детей? Обычно он был отрешен от всего мира, не проявлял эмоций, не реагировал даже на близких людей, мог засмеяться или заплакать с ровного места, пугался громких звуков, даже гудение пылесоса - проблема, боялся стричь волосы и ногти…

Зоя долгое время - даже после заключения врачей из Екатеринбурга - списывала это на особенности характера. 24 июня 2016 года стало рубежом - диагноз “аутизм” подтвержден психиатром в Екатеринбурге. Зою очень поддерживала ее старшая дочь Юлиана, которой было уже 16-ть, и мама. “Она мне всегда говорила - ничего, прорвемся, справимся, - вспоминает Зоя. - Не позволяла мне опускать руки. Я за нее держалась, словно за соломинку…” Но в ноябре того же года, спустя пару недель после третьего дня рождения Мирона и Платона, не стало и мамы…
Зоя Чижова крутилась как могла. По ночам, когда мальчишки спали и за ними - на крайний случай - могла присмотреть старшая сестра, многодетная мама… таксовала. Когда удавалось заработать на хлеб - отлично, ночь прошла не зря. В тот период жизни Зоя спала едва ли по три часа в сутки и буквально падала от усталости, но на людях всегда - с улыбкой, с позитивом.
“Потому что жалеть себя нельзя, - говорит она. - Я не имею права раскисать и ныть. Да, мне плохо и трудно, но надо все равно двигаться вперед. Иначе точно проиграешь”.
Сейчас возможности работать по ночам нет - старшая Юлиана уехала учиться в Челябинск. Обучение - платное. Для этого Зоя приняла непопулярное решение - продала оставшуюся от мамы квартиру. Вместе с мальчишками она перебралась к “однушку”. Все Зоины “заработки” - пособие по уходу за ребенком-инвалидом. Это чуть больше шести тысяч рублей в месяц. Оба мальчика получают пенсии: Мирон - по инвалидности, Платон - по потере кормильца. Суммарный доход на четверых (старшей дочери Зоя старается помогать изо всех сил) - 25-30 тысяч рублей. На лекарства для Мирона ежемесячно уходит от трех до пяти тысяч рублей и это - обязательные платежи...
И вот перед Зоей на столе - счет на 112 тысяч рублей из Тульской области. Мирона летом ждут в деревне Верхнее Романово - там мальчику предлагают пройти интенсивный курс реабилитации. В стоимость входят даже проживание и питание в течение 12 дней плюс 80 различных занятий (музыкальная терапия, логопед, поведенческая терапия АВА, иппотерапия и т.д.). Кроме реабилитации в Романово, есть предложения из московского центра реабилитации инвалидов детства “Наш Солнечный Мир” (175 тысяч рублей) и из питерского федерального научного центра реабилитации инвалидов им. Г. А. Альбрехта - почти 83 тысячи рублей, но это только занятия, а еще надо подыскать жилье, желательно рядышком, организовать питание. В общем, Романово за 112 тысяч рублей - самый бюджетный вариант.
мирон5.jpg
- Мирону и Платону в ноябре исполнилось пять лет, - говорит Зоя. - Реабилитацию, вот именно такую, какую предлагают специализированные центры, он не проходил ни разу. В Краснотурьинске - при том, что нам очень везет на людей - возможностей для реабилитации детей-аутистов, прямо скажем, нет. Нам везет с людьми. У нас прекрасный участковый врач, но когда мы с Мироном пришли, она честно сказала - “у меня такой ребенок - первый”. За честность я ее особенно ценю: она не делает вид, что все знает - она учится вместе с нами. В детском саду № 14, куда Мирон недавно начал ходить на несколько часов в день, к нему ищут подходы - и у воспитателей получается… Если бы все это дополнить настоящей реабилитацией - было бы очень здорово. Но 112 тысяч рублей...
Зоя “сломалась”. Она почти два года “держала оборону”, заявляя, что просить помощи - стыдно, а заработать, таксуя по ночам, не получилось. При этом Зоя всегда принимает посильное участие во многих благотворительных сборах, хотя бы 100-200-300 рублей да отщипывает от своего скромного бюджета. И теперь можно помочь ей.
На курс реабилитации в Романово необходимо собрать 112 тысяч рублей, причем до 10 марта необходимо внести предоплату в размере 40 тысяч рублей, а до 10 апреля - остатки, то есть еще 72 тысячи рублей. Если вы можете поддержать семью Зои, пожалуйста, сделайте это. Карта Сбербанка (“Мир”) № 220 220 259 904 86 38 (получатель Зоя Александровна Ч.).
hotel logo
Копировать ссылку
Поделиться в соцсетях:
Читайте также
<!-- Revive Adserver Asynchronous JS Tag (click tracking for: Revive Adserver) - Generated with Revive Adserver v4.1.4 -->
<ins data-revive-zoneid="28" data-revive-target="_blank" data-revive-ct0="{clickurl_enc}" data-revive-id="c0ddefbcfdef3d8799b8ed1e273c087f"></ins>
<script async src="//adv.rifei.info/www/delivery/asyncjs.php"></script>
Комментарии
Комментарии для сайта Cackle
Популярные новости
Вход

Через соцсети (рекомендуем для новых покупателей):

Спасибо за обращение   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

Спасибо за подписку   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

subscription
Подпишитесь на дайджест «Выбор редакции»
Главные события — утром и вечером
Предложить новость
Нажимая на кнопку «Отправить», я соглашаюсь
с политикой обработки персональных данных