Николай Гарин. «Тайна озера золотого», книга 3 (выпуск 8)

- Ну, ты как, пацан, еще жив?! – неожиданно послышалось снаружи.
Волчонок замер, услышав голос Лешего, который как обычно, подходя к избушке, первым делом подавал голос, чтобы напомнить о том, что это именно он, и не волновать Женю внезапностью. Он понимал, что в тайге любой шум, даже шорох, воспринимается, как опасность.
Ушки маленького волка напряглись, уставившись на дверь, а на его загривке и по всей спине поднялась шерсть. В следующее мгновение он бросился под топчан.
- Сам удивляюсь! - ответил Женя, радуясь гостю. 
- Ну, а как там с хавкой? – довольный, что, наконец, дошел, Леший открыл дверь, втаскивая за собой свою огромную пайву.
Женя бросился к очагу, раздул угли, подбросил всегда готовые к растопке лучины и только после этого подал руку своему спасителю и наставнику.
Леший остановился и демонстративно стал принюхиваться.
- Это чем у тебя пахнет?
- А вот отгадай, - Женя загадочно улыбался.
- Думаю, какой-то тварью живой.
- Волком, - Женя продолжал улыбаться.
- Волком?!
- Маленьким. Волчонком. – Женя заглянул под топчан и позвал: – Ну, иди сюда, малыш. Иди не бойся, – однако в ответ ни движения, ни звука не последовало.
Леший стал доставать то, что принес с собой. Это были мешочки с солью, сгущёнка, тушенка, луковицы, сахар-рафинад в пачках. - В следующий раз сам придешь за пайком.
- Спасибо огромное! Конечно, конечно.
 У меня половина рябчика и вяленые на огне окуни.
- Давай все, что есть. 
Женя засуетился с угощениями, а Леший, закончив с пайвой и скинув с себя неизменный дождевик, уселся за столик.
Из-под топчана осторожно выглянула очаровательная мордочка волчонка. Примечательным был его окрас. Прямо с кончика носа шла темная, почти черная полоска, она упиралась в переносицу, взбегала на крутой лобик зверька, затем расширяясь, бежала между ушей и дальше по шее, спине к хвосту. 
- Ну и тварь, - беззлобно проговорил Леший. Женя проследил за его взглядом и улыбнулся.
- Ну, какая же это тварь?! Замечательный щенок. Вот только имя еще не придумал. Он был шестым в семье. Может, его так и назвать – Шестой, а? Посоветуй?
- Ну, какая это шестерка, он зверь.
- Зверек, - мягко возразил Женя.
- Этот маленький зверек через четыре года порвет тебя на части. 
- Так это через четыре года, – Женя продолжал улыбаться, глядя на своего маленького друга. – Он забавный. Все, что можно, перекусал.
- Подожди, он тебе еще горло перекусит. Они это делают легко и быстро, – все также беззлобно и устало продолжал ворчать Леший. Волчонок не сводил с гостя глаз, его меховые ушки ловили все звуки, которые тот издавал.
- Как он к тебе попал?
- Как попал? – наливая в кружку бульон, повторил Женя. – Это страшная и какая-то непонятная история, – он сел напротив Лешего и начал свой рассказ подробно и неспешно. - Одного не пойму, как это волк убил своих собратьев, да еще и детей в придачу? – закончил Женя свой рассказ.
Леший молча доедал рябчика, шумно запивая из кружки. Потом приступил к рыбе. Женя поставил на огонь чайник и снова подсел к гостю.
- Это торпеда, - неожиданно проговорил Леший.
- Что?! Какая торпеда?! – не понял Женя.
- Торпеда, она и есть торпеда. Просто парочка решила по ходу слинять из банды, - Леший поднял мутные глаза на Женю. – Кинуть волчью братву и завести свою стаю, нарожав вот таких головорезов, - он кивнул на волчонка, который продолжал выглядывать из-под топчана. - А территория одна. Пахану-волчаре это не в масть, вот он и послал вслед за ними торпеду - волка-убийцу. Тот и замочил будущих конкурентов с их детками. Этот случайно остался, - он снова кивнул на щенка. - Но и он - не жилец.

- Как так, не жилец?! – у Жени подскочили брови.
- А так, торпеда и его достанет. Все, как у людей,– Леший снова взялся за рыбу.
- Я убью его! – с вызовом проговорил Женя и даже слегка стукнул ладонью по столику. Леший поднял на Женю глаза и перестал жевать.
- Врубись, эту торпеду будет очень не просто замочить. Они, как правило, очень хитры и осторожны.
- Ничего, я выслежу, - с горячностью проговорил Женя.
- Потом, - продолжал Леший, – волк не подпустит к себе ни на ружейный выстрел, ни на выстрел твоего лука. Он не подпустит к себе, даже если у тебя будет нож. Эти твари чуют металл на расстоянии. 
- И что?!
- А то, если хочешь с ним потягаться, выходи с голыми руками.
- Как это с голыми руками?! – Женя даже откачнулся от столика и уставился на Лешего в крайнем удивлении.
- А так! На равных, – Леший долго смотрел на Женю, словно проверяя, как тот его понял.
- Ничего себе с голыми руками. У них клыки, когти! Они звери! – продолжал возмущаться Женя, разводя руками.
- А ты чем отличаешься? – Леший продолжал сверлить Женю взглядом. - Нет, если кишка тонка, отдай ему щенка и дело с концом. А получится замочить торпеду, вся их братва придет за тобой. Скорее всего, осенью с холодами.
Женя поднялся. Сначала пересел на топчан, потом снова сел за столик. Снова поднялся и выскочил наружу. У него в голове не укладывалось, как это отдать щенка на растерзание зверю?! И как драться с этой торпедой голыми руками. С медведем было понятно – случайность и фантастическое везение. А тут?! Женю никогда не кусала даже собака. Он никогда не имел с ними дело. Гладить доводилось. А тут драться со зверем голыми руками! И как?
Уходя, Леший задержался в дверях. Долго смотрел на Женю, а потом вдруг слегка улыбнулся своей странной улыбкой и сказал неожиданное: 
– Назови его Турманом, - он кивнул на торчащую меховую головку волчонка. – У вогулов это означает, насколько я помню,  «темно-серый». Так волчонок приобрел кличку – Турман.
Буквально на второй день, после того, как ушел Леший, и произошло то, на что намекал наставник. Под вечер, возвращаясь с охоты, Женя так и застыл у дверей избушки с раскрытым от удивления ртом. Он смотрел и глазам не верил, – под самой дверью была вырыта огромная яма. Земля была разбросана в разные стороны, и повсюду отчетливо видны огромные волчьи следы. Женя влетел в избушку и в самом дальнем углу под топчаном нашел дрожащего волчонка. Едва Женя взял его на руки, как тот жалобно заскулил и стал лизать своего хозяина в благодарность, что опасность прошла.
Жене удалось заснуть лишь под самое утро. Всю ночь он то вставал, то снова ложился, думая как поступить. С одной стороны, не обращая внимания на то, что сказал Леший, хотелось выследить и с первого выстрела уложить зверя. С другой, в словах наставника было что-то такое, от чего ты становишься либо еще сильнее, либо ты - просто убийца. И не важно, случайное это убийство или запланированное. В этом есть  что-то дикое, звериное, кровавое, но предельно честное, мужское. 
Только под самое утро Женя принял решение, успокоился и уснул. 
Утром, перекусив, он сделал для волчонка ошейник, привязал к нему веревку, и они отправились к месту, где произошла трагедия, к логову. С собой Женя не взял ни лука, ни ножа. Страха не было, было любопытство. То, что он одолеет торпеду, у него не было ни малейшего сомнения. Однако, как это произойдет, как он сразится с матерым зверем голыми руками, он и представить себе не мог. Был опыт – бокс, но в боксе - правила, перчатки, рефери, тренер, четкое время боя, отдыха и так далее. А что будет в схватке со зверем – непонятно.
Продолжение следует.

Копировать ссылку
Поделиться в соцсетях:

Условия размещения рекламы
Наш медиакит
Комментарии
Популярные новости
Вход

Через соцсети (рекомендуем для новых покупателей):

Спасибо за обращение   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

Спасибо за подписку   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

subscription
Подпишитесь на дайджест «Выбор редакции»
Главные события — утром и вечером
Предложить новость
Нажимая на кнопку «Отправить», я соглашаюсь
с политикой обработки персональных данных