“Одежду рвали, как с мертвеца” Дочь умершей женщины в шоке от медицины

Людмила Жгенти в середине сентября похоронила маму, которой было 96 лет. Единственное, о чем сожалеет сегодня Людмила Сергеевна, так это о том, что за несколько недель до смерти матери по обыкновению доверилась врачам и позволила увезти старушку в больницу Краснотурьинска. “Для всех было бы лучше, если бы доктор сразу сказал, что мама безнадежная. Я бы написала заявление, и ее оставили бы в Североуральске”.
От того, что творили с покидающей этот мир участницей трудового фронта, женой инвалида войны, просто уважаемой в городе Анной Петровной Чигиной, ее дочь Людмила рассказала спустя неделю после маминых похорон. Но и к этому времени возмущение ее ничуть не поутихло. 
Из дома бабушку (по вызову родных) увезли на «Скорой» в местный стационар. Там врач Иван Сабиров сказал: “Срочно в Краснотурьинск”. Повезли. Машина жесткая, ничем не оборудована, так как это не реанимобиль. В Краснотурьинске долго ждали врача. Вышел молодой человек.
– Я сразу предупредила его, что у мамы вены, как папиросная бумага, – вспоминает Людмила Сергеевна, – ну, конечно же, вены все ей разорвали.
После вышла врач, посмотрела на пациентку, которую всю трясло. Спросила: “У нее что, припадки?” и ушла.

Позже дочь узнала, что у ее матери был инсульт. Так неужели врач, которая работает с такими больными, не знала, что при инсульте больного может так колотить?
Как рассказала Людмила Сергеевна, фельдшер скорой помощи (ей Людмила Жгенти очень благодарна за теплоту и заботу), сопровождавшая их в пути, забегала, что-то кому-то, видимо, сказала, и маму увезли на МРТ.
– Когда готовили ее в ПИТ, начали раздевать, – рассказывает Людмила, – одежду рвали, как с мертвеца.
Остаться с больной дочери не позволили, и она уехала на «Скорой» назад в Североуральск.
Все, что происходило после, напоминает женщине жуткий кошмарный сон. По телефону в краснотурьинской больнице разговаривать с ней не желали – понятно, что некогда, но людей, которым нужно знать о состоянии близких, полно, пусть бы посадили специального для этого какого-то диспетчера.
На следующий день Людмила поехала в больницу. Услышала такой страшный крик – по голосу узнала свою маму.
– Крик был нечеловеческий, я спросила врача, ей что, так больно? Может, обезболивающее купить? – говорит Людмила Сергеевна, – ответили, что нет, так происходит парализация.
В палату родственницу не пускали… С большим трудом они сумели пообщаться с заведующим отделением, дали ему все свои телефоны, очень просили связаться, если больной что-то будет нужно.
В последний раз, когда Людмила Сергеевна приехала к матери в Краснотурьинск, чтобы узнать о ее самочувствии и передать памперсы, из ПИТа ее вытолкнули. Пошла к старшей медсестре. А та сильно удивилась, сказав: “Вы что, не знаете, что вашу маму выписали?”
– Я к заведующему, спрашиваю, как так, мою мать выписали, а я об этом ничего не знаю, – вспоминает женщина, – оказалось, что мама уже четыре дня лежала в больнице Североуральска, а нам об этом не сообщили.
Когда автобус отъезжал от Краснотурьинска, Людмиле Сергеевне позвонила старшая дочь. Сказала, не торопись, бабушки уже нет…
В североуральский стационар Анну Чигину привезли без документов – ни полиса, ни карточки. Благо что Дмитрий Меркушев узнал ее (были знакомы лично), сам все бумаги необходимые восстановил. К сожалению, Дмитрий …… знал также, что родные Анны Петровны уехали жить в Башкирию. А вот о том, что они вернулись назад в Североуральск, не знал. Поэтому и не нашел их, не сумел сообщить о том, что бабуля в нашей больнице.
Людмила Сергеевна представляет – вполне могло статься, что ее маму, добрую и любимую, могли похоронить как безродную. Как бы потом родные жили?
А еще она осознает, что последние дни жизни ее мамочка могла бы провести в окружении близких, любящих ее людей.
– Она изначально была безнадежной, – рассуждает Людмила Жгенти, – правильнее было доктору подсказать мне, чтобы я написала заявление, и маму бы никуда не повезли.




Людмила Жгенти. Цитаты:
“ Почему родных не пускают в реанимацию хотя бы на секунду? Боятся, что мы увидим, в каком они там состоянии? При таком отношении я вообще не уверена, что маме памперсы хоть раз меняли”.

 “Спросила у Меркушева, почему мама так кричала. Возможно, ее положили на спину и от этого у нее начались жутчайшие боли”.

“Врачи в Краснотурьинске оборзели, потому что к ним везут пациентов со всего севера. Им на них уже все равно”.

“Это не больница, а Освенцим какой-то”. “Неделю пытаемся дозвониться до главврача больницы в Краснотурьинске – его все время нет на месте. Он прячется. Не должен такой человек работать с людьми”.


Копировать ссылку
Поделиться в соцсетях:
Читайте также
Комментарии
Комментарии для сайта Cackle
Популярные новости
Вход

Через соцсети (рекомендуем для новых покупателей):

Спасибо за обращение   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

Спасибо за подписку   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

subscription
Подпишитесь на дайджест «Выбор редакции»
Главные события — утром и вечером
Предложить новость
Нажимая на кнопку «Отправить», я соглашаюсь
с политикой обработки персональных данных