Участковые о профилактике преступлений и лучшем способе стать на путь исправления.
 Работа с неблагополучным контингентом – рутина для участковых. Как это происходит, о чем ведут профилактические беседы, что может помочь опустившемуся человеку выправиться? Мы проехались по намеченным участковыми адресам и заодно поговорили на темы преступления и исправления.
Отправляясь с участковыми уполномоченными – лейтенантом полиции Андреем Вакульским и старшим лейтенантом полиции Александром Павловым – в рейд по неблагополучным адресам, вспомнила свой прошлый опыт, когда выяснила, что рядом со мной, буквально по соседству, живут очень проблемные граждане, с внушительным списком статей и отсидок за плечами. Мы не задумываемся об этом, а полицейские по службе сталкиваются с таким контингентом каждый день.
51096230731_167569ac8c_o.jpg
 – На учете в полиции могут состоять отсидевшие, злоупотребляющие алкоголем, состоящие на учете медиков как употребляющие наркотики или состоящие на учете у психиатра, так называемые “кухонные бойцы” – люди, распускающие руки в кругу семьи, – говорит специалист по взаимодействию со СМИ отдела североуральской полиции Надежда Шпильчак.
 Часто это неработающие люди. В этом случае они тоже под пристальным вниманием: человек без средств к существованию может пойти на преступление, чтобы эти средства добыть.
В начале каждой смены участковые проходят инструктаж: их знакомят с оперативной обстановкой, информируют, что произошло за сутки, кто в розыске, что угнано. После этого в специальном помещении полицейские вооружаются и приступают к ежедневной рутине.
Что такое рутина для участкового?
 – Работаем с делами (документами), беседуем с гражданами, которых пригласили для дачи показаний, или отправляемся в рейды, чтобы проконтролировать ситуацию на участке, профилактически навестить неблагополучных граждан, – говорят полицейские
 У каждого участкового от 25 до 40 таких неблагополучных подопечных.

 – Конечно, каждого помнишь, – говорит Андрей Вакульский. - Как, чем живет, с кем общается. Это помогает преступления раскрывать – так находили украденные вещи, например.
 Первый в списке – житель одного из общежитий. Мужчина недавно освободился, теперь состоит на учете. Сначала жил у знакомых, потом съехал, получив комнату в общежитии.
 – А его нет, ушел куда-то, – говорит вахтер. – Мужчина шебутной, ругается, угрожал нам. Но справляемся пока вроде.
 – Если что, звоните сразу, – отвечают участковые. – Вообще это его особенность – покричать любит, права покачать.
 Едем по второму адресу. Он числится как “алкопритон”. Хозяин квартиры – Виктор, мужчина под 60.
 – Собираются здесь те, кому надо выпить. Это и молодые, и постарше, и мужчины, и женщины, – комментирует Александр. – Их связывает выпивка, других интересов нет у таких людей.
 Полицейские стучат в дверь, достаточно быстро ее открывают – сначала поинтересовавшись: “Кто там?”
 В квартире находится сам хозяин и его гость. Очень накурено, обстановка бедная, но в целом относительно чисто.
 – Никого больше нет, я вот да Саня в гости зашел, – отвечает на вопрос о гулянках Виктор.
 – Что с работой, никуда не устроился? – спрашивают участковые.
 – Да нет. Звонили пару раз, надо бы сходить узнать, чего там.
 – А Зинаида где? Ходит к тебе?
 – Нет, Зинка сюда уже не ходит, где-то в неграх (район Североуральска) обитает.
 – А сейчас что делаете? Телевизор смотрите?
 – Да нет, он старый, только выкинуть его, – машет рукой хозяин квартиры
. – Смотри, в окно его не выкинь! – наставляет участковый.
 – А что ему будет? –- удивляется мужчина. – Снега вон еще сколько!
 – При чем тут снег? Под окнами люди вообще-то ходят!
 – А, ну да… Не подумал!
Беседы с подучетными гражданами – это отдельная тема. Обращаю внимание, как строят разговор участковые, что говорят, о чем спрашивают. Это напоминает скорее разговор с непутевым безалаберным дальним родственником. Подопечные полицейских тоже разговаривают в основном беззлобно, на вопрос – как дела у тебя? – могут и встречный такой же задать.
 – Нужно уметь разговаривать с самыми разными людьми, – говорят участковые. – Нас этому учили в Школе полиции в Нижнем Тагиле – после стажировки полугодовой в полиции тебя ставят на должность и отправляют на эти курсы. Потом – собственная практика, ты учишься правильно реагировать на разные вызовы: при семейных ссорах, в пьяных компаниях. К слову, семейная ссора – хуже, чем пьяная компания. Ты между двух огней оказываешься, потому что сначала пострадавшая сторона вызывает полицию, заявления пишет, потом они мирятся. Заявитель хочет забрать заявление, а это происходит через суд.
 Выходим из “нехорошей квартиры”, спускаемся по лестнице. Замечаю на подоконнике подъезда два мешочка: один с конфетами, другой – с печеньем.
 – Это сердобольные соседи Виктору оставляют, – объясняют участковые. – Он или сам забирает, или его гости к нему идут и по пути захватывают.
Завидев во дворе вышедших из подъезда участковых, издалека с ними здоровается троица – по виду, друзья Виктора, однако в том, что идут к нему, не признаются. Останавливаются для небольшой беседы с участковыми и идут дальше в сторону вокзала. Двое мужчин и одна женщина.
 – Она ведь еще недавно нормальным человеком была, а потом пить начала, – говорит Александр. – Теперь сама на себя и на человека не похожа.
Следующий адрес – место жительства двух братьев, одному совсем недавно исполнилось 18, второй на два года старше.
 – Неблагополучие часто идет из семьи, – рассказывает Андрей. – Отец один воспитывал парней, временами сидел, в это время они в детском доме находились. Недавно он умер, они теперь одни живут. У старшего срок за воровство – украл бытовую технику у своих знакомых.
Оба брата находятся в квартире. Похожие друг на друга, оба маленького роста, щуплые. Несмотря на то, что день в зените, на диване спит девушка. Оказывается, это подруга одного из братьев. “Она из Асбеста”, – поясняет один из них.
 Следуют вопросы о работе, о друзьях, о планах, о порядке в квартире.
 – На работу надо устраиваться, я же с глупостями завязал, – уверяет старший.
 – Прибрались здесь? В прошлый раз бардак был, сейчас, смотрю – чисто, – говорит Андрей.
 – Да, прибрали, – скромно опускают глаза братья.
 В разговорах с участковыми их подопечные стараются выглядеть в лучшем виде, уверяют, что больше их с толку ничто не собьет. Не всегда это соответствует действительности.
 – Говорит тебе – все, завязал. Через неделю узнаешь – развязался, опять набедокурил, – подводит неутешительный итог Александр.
Андрей Вакульский и Александр Павлов служат в органах внутренних дел 8 и 13 лет. Опыт работы позволяет им делать кое-какие выводы:
 – Исправляются единицы. Шанс наладить свою жизнь есть у тех, кто создал семью. Встретил хорошую женщину или даже детей завел. Жена и дети держат такого, склонного к асоциальной жизни, человека на плаву. Если этого не станет, он снова может пойти по наклонной.
Иллюстрация в анонсе: Татьяна Бубенова
Поделиться в соцсетях:
<!-- Revive Adserver Asynchronous JS Tag (click tracking for: Revive Adserver) - Generated with Revive Adserver v4.1.4 -->
<ins data-revive-zoneid="28" data-revive-target="_blank" data-revive-ct0="{clickurl_enc}" data-revive-id="c0ddefbcfdef3d8799b8ed1e273c087f"></ins>
<script async src="//adv.rifei.info/www/delivery/asyncjs.php"></script>
-
Комментарии
Комментарии для сайта Cackle
Популярные новости
Вход

Через соцсети (рекомендуем для новых покупателей):

Спасибо за обращение   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

Спасибо за подписку   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

subscription
Подпишитесь на дайджест «Выбор редакции»
Главные события — утром и вечером
Предложить новость
Нажимая на кнопку «Отправить», я соглашаюсь
с политикой обработки персональных данных