Пятилетней Тане из Краснотурьинска нужна операция по пересадке костного мозга. Сбор средств

Таня собирается стать врачом. Ей всего пять лет, но она уже решила точно. Даже игры у нее теперь такие – в больничку и в «у моего хомячка… лейкоз». Это уже из реальной жизни… Танечка и ее родители верят, что смогут победить болезнь. Фото из семейного архива Кудиных. Танечка и ее родители верят, что смогут победить болезнь. Фото из семейного архива Кудиных. Таня, единственная дочь Анастасии и Дмитрия Кудиных, заболела прошлой зимой. В середине декабря вылезла ангина – пролечились, а на новый год девочка угодила в больницу с ларингитом. На фоне этого заболевания в крови упали тромбоциты, Таню вновь пролечили, но анализы крови оставались не очень хорошими. Трижды родители возили девочку в Екатеринбург – на консультацию к гематологу, и 10 февраля Таню госпитализировали в детский центр онкологии и гематологии при областной детской больнице №1. Для диагностики. В выписке – диагноз: хронический миеломоноцетарный лейкоз. Это онкологическое заболевание. Но лечить можно и нужно. – В нашем случае необходима трансплантация (пересадка) костного мозга, – говорит Анастасия, мама девочки. – Вопрос в доноре. Его нет сейчас. Если бы был, в Екатеринбурге бы взялись проопетировать Таню бесплатно – только сопутствующие расходы. Но донора нет. Танечка пока ждет. Она перестала посещать детский сад – состояние здоровья не позволяет, девочка очень быстро устает, слабенькая, а любая травма при низком количестве тромбоцитов в крови чревата самыми страшными последствиями. Кровотечение, говорит мама, просто невозможно будет остановить. Малышку необходимо беречь, как хрустальную статуэтку – не упала бы, не поранилась… Все лечение сейчас – низкодозированная химиотерапия, постоянное использование оксолиновой мази для защиты от инфекций. Недавно у девочки заболел зуб, нужно было удалять – и даже такая простая процедура стала проблемой из-за опасности кровотечения. С горем пополам вылечили. Уровень тромбоцитов сейчас, говорит Анастасия, почти на нуле, и родители с ума сходят от переживаний за самочувствие дочери. А для самой Тани такая тепличная жизнь – испытание. До болезни девочка была очень активной, занималась и плаванием, и на фитнес даже ходила, в детском саду у нее остались друзья, но она все понимает, не капризничает – нельзя, значит нельзя. Зато у Тани сейчас есть новая цель – она очень ждет братика или сестричку. Ребенок родится в октябре и, может быть, своим появлением спасет и жизнь старшей сестры – Анастасия говорит, что малыш может подойти в качестве донора. Вероятность этого составляет 30%. – Мы не беременели специально, так совпало, – рассказывает мама Насти. Глаза на мокром месте, но нет – сдерживает себя. – И для всех нас это шанс, лишь бы Танюшка дождалась… Других доноров для Тани пока нет. Нет даже вариантов. Маму на совместимость не проверяют – она беременна. Отец не подошел, да и, как говорит Настя, ей в больнице объясняли, что случаев успешных операций, когда донором выступает папа, практически нет. Поиски в российских разрозненных базах доноров результата не принесли. Что делать? Ждать… Но именно это, по мнению мамы девочки, путь в никуда. Чего ждет Россия? Есть такое понятие – регистр неродственных доноров костного мозга. Это, по сути, огромные национальные базы. В Германии, например, по данным фонда помощи больным раком «АдВита», в такой базе значатся 5 миллионов доноров, в США – 10 миллионов. А в мировом регистре, в который объединены около 60 нацинальных баз из более чем 30 стран, – все 20 миллионов. В России в некоторых регионах медицинские учреждения пытаются вести такую работу, формируют свои базы доноров, но в целом по стране число потенциальных спасителей чужих жизней исчисляется несколькими тысячами человек. А согласно мировой статистике, сообщает фонд «АдВита», лишь 10-20% пациентов имеют совместимого родственного донора. При таком раскладе – и таком подходе к проблеме в нашей стране – шансы успешно прооперироваться на родине стремятся ну не к нулю, конечно, но все же… Зато в Германии или Израиле для Тани донора нашли бы за одну-две недели – с их-то огромными базами… Родители девочки уже попытались связаться с зарубежными клиниками, сейчас ждут сметы на лечение, но ориентировочная цена вопроса уже известна. И это – шок для обычного специалиста отдела планирования глиноземного производства Анастасии и машиниста из ОАО «БРУ» Дмитрия. В немецкой клинике пересадка костного мозга встанет примерно в 250 тысяч евро, в израильской – 250 тысяч долларов. Переводить в рубли даже страшно – соответственно, почти 12 и 8,5 миллиона рублей. Если Кудиным продать все-все – квартиру, машину – и подключить родственников, они соберут от силы миллиона два… – В детском саду №40, куда ходила Танечка, родители организовали сбор средств, – говорит Анастасия. – Мы не просили пока помощи, люди как-то сами… Спасибо им огромное. В общей сложности уже есть около 100 тысяч рублей… Сейчас семья Кудиных в тревожном ожидании – что будет, как будет, где найти донора или эти безумные деньги? Параллельно родители пытаются связаться с различными благотворительными фондами, которые помогают собирать деньги на лечение детей. Хочется, чтобы кошмар закончился, чтобы Таня выздоровела, чтобы все получилось. Возможно, ваша помощь сыграет существенную роль. Всем спасибо. Перечислить деньги на лечение Тани можно на сберегательную книжку или карту Сбербанка: № счета сберкнижки 42307.810.2.1654.0254694 (получатель Кудина Анастасия Фанилиевна); № карты 4276 8160 2630 8518 (получатель Кудин Дмитрий Николаевич).

Поделиться в соцсетях:

Условия размещения рекламы
Наш медиакит
Комментарии
Популярные новости
Вход

Через соцсети (рекомендуем для новых покупателей):

Спасибо за обращение   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

Спасибо за подписку   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

subscription
Подпишитесь на дайджест «Выбор редакции»
Главные события — утром и вечером
Предложить новость
Нажимая на кнопку «Отправить», я соглашаюсь
с политикой обработки персональных данных