В Баяновке энтузиасты возрождают личное подворье

ВСЕ – В ПРОШЛОМ? Пока бычок еще пил мамкино молоко через соску, ее надевали на бутылку от  ...пива. Значит, быть ему Туборгом. Фото: Аллы Брославской. Пока бычок еще пил мамкино молоко через соску, ее надевали на бутылку от ...пива. Значит, быть ему Туборгом. Фото: Аллы Брославской. В советские времена в Североуральске для продовольственной независимости и безопасности существовал совхоз "Североуральский". В совхозе было подсобное хозяйство, которое занималось разведением крупного рогатого скота и свиней. В поселке Крутой лог была небольшая птицеферма. Вся кормовая база для поголовья скота и птицы была местной заготовки. Вокруг города были обширные совхозные покосы для заготовки силоса и сена, гороховые поля и поля, где выращивали турнепс и картофель. С приходом рыночной экономики все сельскохозяйственные предприятия закрылись и в город начали поставлять пищевую продукцию зарубежных компаний. В последнее время в Североуральске открылось сразу несколько мясных магазинов. Продукция здесь привозная – карпинская, пермская, курганская. Есть в продаже мясо и полуфабрикаты и Североуральского предприятия «Севертеплоизоляция», которые тоже хорошо раскупаются. Но здесь выращивают свиней. Большинство семей в Баяновке стараются избавиться от бодатого поголовья – слишком дорого обходится нынче кормежка, да и уход за скотиной отнимает много времени и сил. А наша героиня, наоборот, надумала заняться фермерством. – Все лето проработала в пекарне, – объясняет Елена Механошина, – один выходной в неделю, зарплата 8-10 тысяч. Неблагодарный труд. А тут с подругой Галиной Макаровой сели, «покубатурили» (обмозговали – Прим. авт.) и …решились. Взяли небольшой кредит в банке, купили у баяновского фермера полуторагодовалую корову, уже стельную, с животом... Месяц назад у Марты народился первенец, пока его называют Лялей, так как он совсем еще маленький. Повзрослеет, будет Туборгом. Второго бычка купили на волчанской ферме, по 180 рублей за кило живого веса. Обошелся Черныш в 12 с лишним тысяч рублей. Пришло время утренней дойки. Хозяйка мини-фермы – уже при макияже и кудрях – ведет меня знакомиться с подопечными. Прихватив из летней кухни серебристое, еще сверкающее новизной ведро, заходит в стайку. Корова приветствует хозяйку протяжным «Му-у-у»: – Иду-иду, моя красавица, – ласково щебечет в ответ Калмычка, – заждалась, моя девочка... Усаживается на мелкую лавочку. И вот уже две тонких белоснежных струи, звеня, ударяются о металлическое дно большой посудины. По мере наполнения ведра звук, издаваемый острыми, как стрелы, струйками, меняется. Они уже не звенят, а, журча, вливаются в белую массу, создавая вокруг себя круги мизерных пузырьков. На мультяшный вопрос «А сколько корова дает молока?», Калмычка хитро улыбается: – Об этом говорить нежелательно, – и добавляет многозначительно, – хорошая корова... Марту купили у Галины и Владимира Головкиных. Они и помогают во всем начинающим фермершам. Без их совета, как утверждает Елена, им бы ну никак не справиться с мычливым подворьем. Москва – в прошлом. Здесь мой дом Родилась Лена в Североуральске. Жить в Баяновку приехала со вторым мужем, которого все звали Калмыком. И хотя уже семь лет прошло со дня, как ушел он из мира живых, она так и остается для здешних Калмычкой. Уезжала в Москву, поближе к его родственникам. Работала на заводе, неплохо получала. Но при этом практически не видела детей. – Там все так живут, – объясняет путешественница, – молодые работают, одна из бабушек, сразу как рождается внук, увольняется, становясь пожизненной нянькой. А иначе никак... – Мам, ты в магазин пойдешь? – щурясь спросонья от наглого весеннего солнца и свесив ноги с дивана, заворковал сын Олежка, – я с тобой. Во дворе на пацана радостно налетел, преданно зализывая лицо и колотя в грудь грязной лапой, приблудившийся пес. Выбежал вместе со всеми за ворота, проводил до остановки. Интересуюсь у Калмычки, сколько в поселке улиц. Она, загибая пальцы, перечисляет названия. Насчитывает десять. И говорит, что большинство сегодня от ведения хозяйства стараются отойти. Мало кто держит по одной корове, так, для себя. Старушки уже не могут, молодые не хотят. – А зря, – глядя вдаль, в сторону синеющей Кумбы, рассуждает моя собеседница, – нужно бы, наоборот, деревню подымать. Сейчас в стайке еще есть место, скоро его займут куры-несушки. Появятся в хозяйстве свои яйца. Вместо одного бычка – после года откорма – будут покупать уже двух. На вырученные деньги начнут строиться, расширяться. Глядишь, и пойдет дело!
Поделиться в соцсетях:
<!-- Revive Adserver Asynchronous JS Tag (click tracking for: Revive Adserver) - Generated with Revive Adserver v4.1.4 -->
<ins data-revive-zoneid="28" data-revive-target="_blank" data-revive-ct0="{clickurl_enc}" data-revive-id="c0ddefbcfdef3d8799b8ed1e273c087f"></ins>
<script async src="//adv.rifei.info/www/delivery/asyncjs.php"></script>
-
Комментарии
Комментарии для сайта Cackle
Популярные новости
Вход

Через соцсети (рекомендуем для новых покупателей):

Спасибо за обращение   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

Спасибо за подписку   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

subscription
Подпишитесь на дайджест «Выбор редакции»
Главные события — утром и вечером
Предложить новость
Нажимая на кнопку «Отправить», я соглашаюсь
с политикой обработки персональных данных