Зачем украинец Павел Бридько приехал в Североуральск?

История семьи Бридько из Николаевки Славянского района похожа на истории тысяч украинских беженцев с юга-востока страны. 5 июня Павел и Ольга с дочерью Кариной, которой нет и двух лет, и одиннадцатилетним Русланом пересекли границу России в надежде обрести то, что недавно казалось таким привычным и незыблемым – мир и отсутствие бомбежек. Покидая Украину, захватили с собой детские вещи да пару футболок для себя. Там осталось все – квартира, машина, близкие люди. Ехали в неизвестность, даже не к родным, а к знакомым Ольгиной мамы. Молодая семья в Североуральске остановилась у пенсионеров Галины и Геннадия Зябловых. О том, что у нас появились первые беженцы, рассказали читатели газеты. Так Павел пришел в редакцию. Павел перевез в Североуральск супругу и детей. В поисках спокойствия и мира. Фото: Людмила Вахрушева Павел перевез в Североуральск супругу и детей. В поисках спокойствия и мира.
Фото: Людмила Вахрушева – Не от хорошего бегут, – говорит Павел, – звонили вчера (по данным на 27 июня – прим.авт.) в Украину, брат сказал, что сейчас уехать практически невозможно, военные действия идут каждый день. С семи утра стрельба уже вовсю. В Славянске просто некуда спрятаться, от города ничего не осталось, но люди живут даже в таких условиях, они привыкли, что стреляют из этих градов. Если рядом автоматная очередь – это считается нормальным. Нет пенсий, нет социальных выплат, у кого был запас денег – на то и питаются. – Павел, по вашим данным, кто воюет в ополчении? Информация противоречивая, что на самом деле? – Ополченцы – в основном, жители города, 90 процентов наших, и все знакомые, работали в бригаде, потом все ушли в ополчение, у каждого на то была своя причина. Наши взгляды не совпадают с Киевом, там нас не хотят слышать, нет желания считаться с настроением жителей юго-востока, мы им не нужны, они воют не за нас, а за землю и запасы сланцевого газа. – Вы не сразу приняли решение уехать? – 4 июня истребители бомбили посты ополченцев, до этого мы еще как-то сомневались, но тут сразу возникла мысль – уехать немедленно. Заказали утром микроавтобус, нас трое семей было, в Луганске еще трех женщин подсадили. – Как вам удалось проехать через блокпосты украинской армии? – Водители знают, как лучше добраться, хотя рискуют все. На КПП «Довжанский» пришлось выстоять огромную очередь, затем передохнули в палатке МЧС, хотели побыстрее добраться до Шахтинска, но местные таксисты такую цену убийственную заламывают, что пришлось автобусом МЧС доехать до города, оттуда – на железнодорожную станцию. – Павел, ты каждый день поддерживаешь связь с родными? Что они говорят? – Как только бомбежка стихает, мама выбирается из подвала, старается связаться с нами, звонит бабушке с дедушкой, которые живут неподалеку. Они не отвечают, плачет, – хоть пешком добраться до них, но там уже никто не ходит по улицам, это очень опасно. 30 июня связывались, не было света, водопроводные баки разбиты, бои шли с утра и до самой ночи, никакого перемирия там не было. – Сейчас никто не дает прогнозов, что может случится завтра в Украине, чем закончится конфликт... Что вы решили для себя? – Ждем, когда оформят документы на временное проживание.  Мечтаю найти работу в Североуральске, для меня это самое важное, семью надо кормить. Городские власти обещали в этом помочь, так что есть надежда.

Копировать ссылку
Поделиться в соцсетях:

Условия размещения рекламы
Наш медиакит
Комментарии
Популярные новости
Вход

Через соцсети (рекомендуем для новых покупателей):

Спасибо за обращение   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

Спасибо за подписку   

Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста, свяжитесь с редакцией по email

subscription
Подпишитесь на дайджест «Выбор редакции»
Главные события — утром и вечером
Предложить новость
Нажимая на кнопку «Отправить», я соглашаюсь
с политикой обработки персональных данных